Добавлено: 2011-08-02

«Время и мы. № 104» (1989)


Год выпуска: 1989.
Место издания: Тель-Авив.
Издатель: Время и мы.
Количество страниц: 155.


Публикация сохранена нами в текстовом pdf файле.


Ссылка на файл / Link zur Datei
Размер файла: 1.91 Мбайт




Эта страница просмотрена 3539 раз(а).

Электронную публикацию подготовил(а): Давид Титиевский


СОДЕРЖАНИЕ
ПРОЗА
  • Давид ШАХАР. Цезарь
  • Леонид ИЦЕЛЕВ. Детективная история с рыхлым сюжетом
ПОЭЗИЯ
  • Шарль ДОБЖИНСКИЙ. Открытое письмо советскому судье
  • Лариса МИЛЛЕР. Слова и молчание
ПУБЛИЦИСТИКА. СОЦИОЛОГИЯ. КРИТИКА
  • Дора ШТУРМАН. Соблазн прогноза
  • Валерий ЧАЛИДЗЕ. Возрождаться нелегко
  • Елена ГЕССЕН. Синдром колорадского жука
  • Игорь ШАФАРЕВИЧ. О русофобии
  • Ефим ЭТКИНД. Без маски
ИЗ ПРОШЛОГО И НАСТОЯЩЕГО
  • Давид АЗБЕЛЬ. До, во время и после
  • Юрий ДРУЖНИКОВ. Дома у Сталина без его приглашения
ПОЧТА РЕДАКЦИИ
  • Людмила КАФАНОВА. Плагиат в эпоху гласности
ВЕРНИСАЖ «ВРЕМЯ И МЫ»
  • В. ПЕТРОВСКИЙ. Русская культура в портретах и анекдотах
ДАВИД АЗБЕЛЬ РАССКАЗЫВАЕТ
Квартира тети Иды, которую я впервые увидел в 1919 году, преобразилась до неузнаваемости. Комнаты были обставлены антикварной старинной мебелью. На стенах висели картины известных мастеров. Буфет в столовой был заставлен коллекционным фарфором, книжные шкафы в кабинете — уникальными книгами.
Идочка держала горничную и повариху, арендовала два фаэтона на «дутиках» —- для себя и для мужа. Будучи по натуре человеком энергичным и инициативным, она не довольствовалась положением жены председателя правления первого частного банка в Москве; она еще и сама владела и успешно управляла двумя мануфактурными магазинами — розничным и оптовым.
В 1924 году в поселке Ильинское (в 35 километрах от Москвы) муж ее, дядя Миша, купил участок земли, где собирался выстроить большую дачу, но в последний момент передумал. Построил сторожку, правда, на три комнаты. Видно, уже тогда червь сомнения точил его: насколько устойчив нэп?
<…>
Недолго пришлось ждать Идочке, чтобы убедиться в правоте мужа. В январе 1926 года его арестовали. Четыре месяца провел он на Лубянке. Допросы с пристрастием его не сломили. Мишу судили в открытом заседании Верховного Суда за экономическую контрреволюцию — незаконные банковские операции. Он был оправдан, но домой не вернулся: в зале суда чекисты арестовали Мишу вновь. Оправдательный приговор не помешал ему получить свои законные пять лет за то же «преступление», но на сей раз по решению коллегии ОГПУ.
<…>
Дядя Миша много пережил за годы заключения и вышел из лагеря больным и морально разбитым. Он сменил много работ, но не мог ничего найти по вкусу. Он вышел на пенсию и проклинал тот день, когда «черт его дернул вернуться из Америки в Россию».