Добавлено: 2011-07-27

«Время и мы. № 103» (1988)


Год выпуска: 1988.
Место издания: Тель-Авив.
Издатель: Время и мы.
Количество страниц: 155.


Публикация сохранена нами в текстовом pdf файле.


Ссылка на файл / Link zur Datei
Размер файла: 2.41 Мбайт




Эта страница просмотрена 3346 раз(а).

Электронную публикацию подготовил(а): Давид Титиевский


СОДЕРЖАНИЕ
ПРОЗА
  • Михаил ФЕДОТОВ. Иерусалимские хроники
  • Сергей РУЗЕР. Отъезд Веры Николаевны
  • Юрий ДРУЖНИКОВ. Розовый абажур с трещиной
ПОЭЗИЯ
  • А. ЛЕИН. Пути невозвращенья
  • Андрей ГОРЛОВ. Земные чудеса
ПУБЛИЦИСТИКА. СОЦИОЛОГИЯ. КРИТИКА
  • Петр БОЛДЫРЕВ. Образ врага
  • Владимир СОЛОВЬЕВ. 2000 год: мир без советской империи
  • Валерий ЧАЛИДЗЕ. Большинство и меньшинство
  • Борис АЛЕКСАНДРОВСКИЙ. Размышления после катастрофы
НА ВСТРЕЧЕ В БАРСЕЛОНЕ
  • Ефим ЭТКИНД. Границы свободы
  • Виталий КОРОТИЧ. Мы устали, но не стали циниками
  • Анатолий СТРЕЛЯНЫЙ. Революционеры и «постепеновцы»
  • Юрий КАРЯКИН. Это наш последний шанс
  • Витторио СТРАДА. Сталин был, и это требует объяснения
ИЗ ПРОШЛОГО И НАСТОЯЩЕГО
  • Виктор ПЕРЕЛЬМАН. Никита Иванович и другие
  • Алексей РЫБИН. Рядом с И. В. Сталиным
РЕПЛИКИ. СООБЩЕНИЯ. КОММЕНТАРИИ
  • Таинственное вступление к неизвестной поэме
  • Среди неверия и суеты
ВЕРНИСАЖ «ВРЕМЯ И МЫ»
  • Искусство и эпатаж Анатолия Белкина
СТАЛИН. СУСАЛЬНЫЕ КАРТИНКИ
Когда еще был жив В. М. Молотов, я обратил его внимание на роман П. Проскурина «Имя твое». В начале второго тома этого романа говорится, что 19 октября 1941 года Сталин намерен был покинуть Москву. Приехал к стоящему в Рогожско-Симоновском тупике поезду и около двух часов ходил по платформе, мучительно раздумывая: «ехать — не ехать?» На это Молотов мне ответил: «В октябре 1941 года выезжать из Москвы Сталин не собирался. Он послал меня в Куйбышев на три дня для проверки на месте, как устроился дипломатический корпус. Спустя три дня я возвратился в столицу».
«После Тегеранской конференции, — продолжает А. Т. Рыбин, — Сталин посетил разрушенный до основания Сталинград. Он осмотрел улицы, помещение штаба фельдмаршала Паулюса. Водитель А. Кривченков вспоминает: в узком проезде между грудами камней и разбитой вражеской техники автомобиль неожиданно столкнулся с «эмкой», которой управляла женщина. Сталин приказал остановиться и вышел из машины. Увидев его, женщина испугалась и заплакала. «Это я во всем виновата», — причитала она. Сталин ее успокоил: «Вы не плачьте. Не вы виноваты, а война. Наша машина бронированная, не пострадала, а вы свою поправите». В то время в Сталинграде лежали горы немецких касок. Глядя на эту впечатляющую картину, Сталин сказал: «А в касках-то были головы».
Летом 1946 года Сталин ездил на юг. В Орле он решил пройтись пешком по городу. Орел лежал в развалинах. Сотни людей сопровождали вождя, карабкаясь через руины. На одной из улиц перед ним вдруг возникла женщина с ведрами. В. Туков вспоминает: она бросила ведра, всплеснула руками, горько заплакала. Потом обняла Сталина, причитая: «Дорогой товарищ Сталин, разве можно ходить по нашим улицам?» Тот ответил вопросом на вопрос: «А разве нам не разрешается ходить по улицам вашего города?» Женщина продолжала причитать: «Если бы не вы, товарищ Сталин, нам бы не одолеть проклятого врага. Спасибо вам за это». — «Вам спасибо, победил врага народ, а не я».
А вот еще одна картинка, которая рисует так называемую человечность Сталина. «17 июля 1949 года Сталин ехал на дачу в Семеновское. Шел дождь. Примерно на середине пути впереди показалась автобусная остановка. На ней сгрудилось несколько человек. Поравнявшись с остановкой, Сталин велел притормозить и, обращаясь к сопровождавшему его В. Тукову, сказал: «Хозяин, люди мокнут под дождем, давай мы их довезем до дому. Пригласите в машину». Туков подошел к ожидающим автобус и от имени Сталина попросил сесть в автомобиль. Однако никто не сдвинулся с места, все смотрели на Тукова с подозрением. Пришлось возвратиться и доложить: «Они не идут в машину». — «Плохо приглашаете, не умеете говорить с народом». Сталин вышел из автомобиля, подошел к остановке, вступил в разговор. Поскольку всем места не хватило, пришлось сделать два рейса. Поначалу пассажиры вели себя сдержанно, потом беседа стала оживленной. Сталин расспрашивал о деревенской жизни, ему охотно отвечали. Разговорились о войне. Иосиф Виссарионович рассказал о гибели своего сына Якова. Одна из пассажирок, Галя Юдина, поделилась своим горем — ее отец убит на фронте. (Некоторое время спустя Сталин подарил Гале школьную форму и ученический портфель). Кроме Гали Юдиной в беседе принимали участие Света Захарова, Витя Кошкин, Зина Мустафаева, Нина Хрусталева и учительница Екатерина Андреевна Кузина».