Добавлено: 2011-03-24

«Время и мы. № 80» (1984)


Год выпуска: 1984.
Место издания: Тель-Авив.
Издатель: Время и мы.
Количество страниц: 131.


Публикация сохранена нами в текстовом pdf файле.


Ссылка на файл / Link zur Datei
Размер файла: 2.59 Мбайт




Эта страница просмотрена 4427 раз(а).

Электронную публикацию подготовил(а): Давид Титиевский


СОДЕРЖАНИЕ
ПРОЗА
  • Исраэль ШАМИР. Сто лет Джойсу, или один день Леопольда Блюма
  • Джеймс ДЖОЙС. Циклоп. Глава из романа "Улисс". Перевод И. Шамира
ПОЭЗИЯ
  • Вадим ДЕЛОНЕ. Все мы правды просили
  • Марина КОСТАЛЕВСКАЯ.Вариации
ПУБЛИЦИСТИКА. СОЦИОЛОГИЯ. КРИТИКА
  • Юрий ГЛАЗОВ.Взлет и падение диссидентов
  • Марк ПОПОВСКИЙ. Семейное счастье в стране социализма
  • Доналд РЕЙФИЛД. Сталин: поэтические откровения
ИЗ ПРОШЛОГО И НАСТОЯЩЕГО
  • Арафат в Кремле. Стенограмма встречи Громыко иПономарева с руководителями ООП
НАШИ ПУБЛИКАЦИИ
  • Большие пожары. Роман 25-ти писателей
ВЕРНИСАЖ "ВРЕМЯ И МЫ"
  • Момент жизни. Виталий Длуги
ОДИН ИЗ ПРИМЕРОВ ПАДЕНИЯ ДИССИДЕНТА
Грустным примером такого пробуждения и последующей катастрофы остается для меня отец Димитрий Дудко. Я знал его, бывал на его службах, заезжал к нему домой. То было еще в пору, когда широкий мир о нем не слышал. Во второй половине семидесятых годов слава об этом проповеднике прокатилась по странам цивилизованного мира.
Отец Димитрий Дудко, родившийся в 1922 году в одном из заброшенных брянских селений, познал зловещую коллективизацию, немецкую оккупацию, службу в советской армии. После войны он учился в духовной семинарии, попал в сталинские лагеря. Освободился после смерти деспота, окончил Духовную академию, женился и был рукоположен в священники. После этого примерная служба в московской церкви, увлечение проповедью, осмысление опыта прошедших лет, толпы молодежи и интеллигенции, ищущих Бога, бурные шестидесятые годы и начало семидесятых, русофильские настроения и собственные литературные опыты. Многочисленные примеры мужественных и жертвенных людей, проходящих перед его взором, через его церковь и дом.
И пастырь начинает говорить во всеуслышание. О необходимости искать Бога. О драгоценном пути Православной Церкви. О великом опыте России. О "ставленниках от безбожников" на главных постах церковной иерархии. Об изощренности органов, манипулирующих церковью, играя на русскости: "ведь вы русский человек, мы тоже русские, надо быть вместе". Он выступал за канонизацию "царя-мученика", за что его особенно следует уважать. Призывал: "Хватит бояться. Будем петь во весь голос".
Вместе с всемирной славой к отцу Димитрию Дудко пришли неприятности. Перевод в далекую церковь, автомобильная катастрофа с переломом ног. Но голос отца Димитрия продолжал звучать. Наступили неизбежный арест, обработка органами, переживания за беспомощную семью, страх за будущее, изоляция в тюрьме, снова многочасовые разговоры с любвеобильными следователями, преисполненными похвальными желаниями "спасти заблудшую овцу", помощь явившихся неожиданно, но с разрешения властей, церковных архипастырей... и, наконец, долгожданное... "прозрение". Отец Дудко вдруг понял и заявил во всеуслышание на весь мир летом 1980 года, что он "поддался голосам пропагандистов, стремящихся к подрыву нашего строя...". Пусть и несколько поздно, но он понял (не без помощи своих светских и церковных наставников) "антисоветский характер" своей деятельности и порвал с теми, кто из-за границы "стимулировал, а позднее и направлял" его вредные действия. Отец Дудко не отказался от Бога, но он "понял", что не может найти Бога вне России и вне русской Православной церкви, иными словами, вне советской власти и полностью контролируемой русской церкви, истерзанной, изнасилованной, обескровленной и все-таки еще живой.
Что же случилось с отцом Димитрием? Не будем бросать в него камень. Постараемся найти подлинного виновника трагедии. Виновата ли женщина, которую насилует банда негодяев? Повинна ли она в том, что вышла в поздний час без провожатых? Пренебрегла советом, предостережениями, внутренним чувством опаски? Слишком на себя понадеялась? Во всяком случае, Бога отец Димитрий, надо думать, не предал. Но, будучи изнасилован, от правды отрекся, спелся с насильниками, отрекся от многого того, что питало его веру. Что-то ужасное произошло с ним и, вероятно, с каждым из нас, знавших его, его слабости, любивших его, но не доверявших ему полностью...