Добавлено: 2011-03-24

«Время и мы. № 142» (1999)


Год выпуска: 1999.
Место издания: Тель-Авив.
Издатель: Время и мы.
Количество страниц: 155.


Публикация сохранена нами в текстовом pdf файле.


Ссылка на файл / Link zur Datei
Размер файла: 1.95 Мбайт




Эта страница просмотрена 5169 раз(а).

Электронную публикацию подготовил(а): Давид Титиевский


СОДЕРЖАНИЕ
КОЛОНКА РЕДАКТОРА
  • Лев АННИНСКИЙ. Liberté, Égalité, Fraternité. 2. Равенство
РОССИЯ ГЛАЗАМИ ПРОЗАИКОВ
  • Виталий РАПОПОРТ. Театр теней
  • Ольга ИСАЕВА. Американка-Верочка
  • Виктория ФОМИНА. День рождения жены
  • Татьяна МУШАТ. Красивая земля всегда несчастна
РОССИЯ ГЛАЗАМИ ПОЭТОВ
  • Евгений БАЧУРИН. На доске расставлены фигуры
  • Елена КРЮКОВА. Русская рулетка
  • Александр ТИМОФЕЕВСКИЙ. В четырех шагах от воли
ВЛАСТЬ, ОБЩЕСТВО И СВОБОДНЫЙ РЫНОК
  • Дмитрий БЫКОВ. Выкресты
  • Андрей НУЙКИН. К зияющим вершинам средневековья
  • Игорь ЗОЛОТУССКИЙ. Сердце Ельцина
ИНТЕРВЬЮ «ВРЕМЯ И МЫ»
  • Светлана АЛЛИЛУЕВА. О западе, о России, о себе
ИЗ ПРОШЛОГО И НАСТОЯЩЕГО
  • Виктор ПЕРЕЛЬМАН. Эмигрантская одиссея Александра Галича
  • Руфь ЗЕРНОВА. Последний дворянский писатель
ПЕРЕВОДЫ И ПУБЛИКАЦИИ
  • Сильвия ПЛАТТ. «...Трагедия? Ведь это я»
ГАЙД-ПАРК «ВРЕМЯ И МЫ»
  • Три письма о проблемах России
ВЕРНИСАЖ «ВРЕМЯ И МЫ»
  • Владимир БУЙНАЧЕВ. Мне скучно знать, что за поворотом
РУФЬ ЗЕРНОВА О ВИКТОРЕ НЕКРАСОВЕ
В Пушкинском доме… …появилась новая сотрудница, бывшая киевлянка, Тэта Голованова — старинная приятельница Некрасова. И она передала ему мой рассказ. На следующий день я услышала по телефону: «Позвольте мне поблагодарить вас!...» Голос был такой — ну, именно такой, которого ожидаешь от такого автора. Я пригласила его к нам — вместе с благодетельницей Тэтой. Свекровь велела спросить, что он пьет. Тэта сказала: водочку. Но много не надо. Поллитра достаточно.
Я, даже после лагеря, считала, что — с избытком. Когда бутылка опустела, Некрасов объяснил, что из каждой пустой бутылки можно выдавить еще четырнадцать капель. И выдавил, к нашему ликованию. Мы все в него влюбились, конечно — и я, и мой муж, и моя свекровь... О чем мы говорили? Больше всего о фильме «Солдаты», который именно в то время снимался в Ленинграде. Снимал режиссер Александр Иванов — хороший режиссер. В сущности. Съемки уже закончились, но с фильмом все время что-то происходило: то сам Жуков его запрещал, то кто-то помельче, но достаточно авторитетный. Чего-то оказывалось слишком много, чего-то слишком мало. Особенно рассердил Жукова уходящий в отступление танк, обвешанный пищевыми припасами. По его мнению это было «не главное». С моей же точки зрения, главное было то, что из-за этих съемок Некрасов оказался в Ленинграде, а иначе, где бы я его увидела?
Он полюбил съемки, актеров, особенно тех двоих, кто играл Валегу и Фарбера. Фамилии этих актеров — Соловьев и Смоктуновский — нам ничего не говорили, но мы поверили Некрасову, что актеры просто замечательные. Особенно, когда он рассказал, как они слушали мою «Кузькину мать».
-—- Я им читал. Слушали — не шелохнутся. Дошел до конца, глянул, — а они...
И показал: плачут.
Он ведь и сам перед войной был актером. Соловьева я так никогда и не увидела. А со Смоктуновским встретились мы довольно скоро. Это было в ту зиму, когда о нем уже говорил весь Ленинград: Товстоногов поставил в Большом Драматическом спектакль «Идиот». Князя Мышкина — никто из ленинградцев этого не забыл — сыграл Смоктуновский. Это было что-то вроде землетрясения. Его тогда приглашали везде и всюду. Угощали, пили за его здоровье... И он не спился! Он объяснял вежливо, что сегодня пил вино, и поэтому уже не может пить водку. Я с ним познакомилась на пиру у Гали Леонтьевой — прелестной женщины, замечательного искусствоведа, автора нескольких книг. К сожалению, и ее уже нет на свете, как нет Смоктуновского, нет Некрасова. А на этом вечере они сидели рядом, за очень богато уставленным столом. И Некрасов, подтрунивая над героем дня, изобразил потрясенность:
— Это Смоктуновский сидит со мной рядом? Такой простой и доступный?
— Ничего, — успокоил его Смоктуновский. — Привыкай, привыкай!