Добавлено: 2011-02-27

«Время и мы. № 94» (1987)


Год выпуска: 1987.
Место издания: Тель-Авив.
Издатель: Время и мы.
Количество страниц: 131.


Публикация сохранена нами в текстовом pdf файле.


Ссылка на файл / Link zur Datei
Размер файла: 1.78 Мбайт




Эта страница просмотрена 4374 раз(а).

Электронную публикацию подготовил(а): Давид Титиевский


СОДЕРЖАНИЕ
ПРОЗА
  • Давид ФРИДМАН. Мендель Маранц
  • Фридрих ГОРЕНШТЕЙН. Шампанское с желчью
ПОЭЗИЯ
  • Михаил КРЕПС. Сотни остановленных мгновений
ПУБЛИЦИСТИКА. СОЦИОЛОГИЯ. ПОЛИТИКА
  • Роберт КАЙЗЕР. Советские амбиции
  • Горбачевская утопия на ниве юстиции. Вокруг одной статьи в "Литературке"
  • Соломон ЦИРЮЛЬНИКОВ. Три лика Израиля
  • Ефим ЭТКИНД. Забота человеческого духа
В МИРЕ КНИГ
  • "Толстые" журналы в эмиграции и в СССР
ПОЛЕМИКА
  • Евгений МАНИН. Страх перед родиной
  • Ефим МАНЕВИЧ. Правда истории и эпатаж Евгения Манина
ИЗ ПРОШЛОГО И НАСТОЯЩЕГО
  • Петр ПИЛЬСКИЙ. О тех, кого я знал
ВЕРНИСАЖ "ВРЕМЯ И МЫ"
  • Александр ЩЕДРИНСКИЙ. Символы и дух художника. Михаил Александров
ФРАГМЕНТ ИЗ РАССКАЗА ФРИДРИХА ГОРЕНШТЕЙНА
Вот приезжает к Ю. Юра Борщенко, сокурсник по институту, провинциальный режиссер. В столице люди стареют быстрей, чем в провинции, может, потому, что в провинции все менее всерьез. В столице взрослые страсти, в провинции детские подражания.
— Ставил я пьесу на революционную тему, — говорит Юра, аппетитно жуя им же привезенную в подарок черкасскую колбасу, — обращаюсь в управление культуры, прошу тридцать винтовок. Бухгалтер управления пишет резолюцию: хрена — десять. Так и пишет — хрена. Прошу пять пулеметов. Пишет: хрена — один. Прошу двадцать сабель. Хрена — десять.
Ю. весело, вольно смеется, как не смеялся уже давно. Реденькие седеющие волосы у Юры зачесаны через загорелую лысину, но глаза на одутловатом лице выпуклые, туманно-голубые, как у невинных младенцев. Когда Ю. засмеялся, засмеялся и Юра, но тут же закашлялся и кашлял долго надсадно.
— Курить надо бросить, — говорит Юра, вытирая глаза, — да разве бросишь при такой жизни... На спектакле что получилось? За кулисами сутолока. Белые не успевают передавать ружья красным, красные — белым. В результате, когда те и другие одновременно вышли на сцену для рукопашной схватки, красные оказались безоружными, а белые с оружием. Мизансцена построена правильно: красный лежит на белом. Но красный без оружия, а белый с оружием. Вызывают меня в управление: "Ты, мать твою, что делаешь? Ты как революцию показываешь?" Я сразу бумагу с резолюцией — "Хрена!". Это спасло. А недавно попросил сто яиц для горизонта сценической перспективы. У нас на дерюге горизонт делают: яйца, спирт, мыло, скипидар. Так спирт выпили, яйцами закусили, горизонт только из скипидара и мыла сделали. Он и облупился.
Юра уже давно уехал к себе назад в провинцию, к своим веселым бедам, а Ю., нет-нет, да и вспомнит этот облупившийся горизонт из скипидара и мыла.