Добавлено: 2011-02-01

«Время и мы. № 61» (1981)


Год выпуска: 1981.
Место издания: Тель-Авив.
Издатель: Время и мы.
Количество страниц: 131.


Публикация сохранена нами в текстовом pdf файле.


Ссылка на файл / Link zur Datei
Размер файла: 3.38 Мбайт




Эта страница просмотрена 4982 раз(а).

Электронную публикацию подготовил(а): Давид Титиевский


СОДЕРЖАНИЕ
ПРОЗА
  • Филипп БЕРМАН. Регистратор
  • Александр ТУЧКОВ. Торжественное заседание продолжается
ПОЭЗИЯ
  • Леа ГОЛЬДБЕРГ. Любовь Терезы ди Мон
  • Юрий ИОФЕ. На земле
  • Лев ДРУСКИН. Тревожная ртуть
ПУБЛИЦИСТИКА. СОЦИОЛОГИЯ. ПОЛИТИКА
  • Дора ШТУРМАН. Правда и ложь
  • Илья ЛЕВКОВ. Советские неофиты в Западном Берлине
  • Соломон ЦИРЮЛЬНИКОВ. Израиль — год 2000-й
ПИСАТЕЛЬ И МИР
  • Петр ВАЙЛЬ, Александр ГЕНИС. Разгром
ИЗ ПРОШЛОГО И НАСТОЯЩЕГО
  • Виктор НЕКРАСОВ. Из дальних странствий возвратясь
ВЕРНИСАЖ "ВРЕМЯ И МЫ"
  • В. ПЕТРОВСКИЙ. Украденная треть души. Игорь Тюльпанов
ФРАГМЕНТ ИЗ СТАТЬИ ДОРЫ ШТУРМАН
"Социалистический вестник" есть в каждой солидной западной библиотеке. В сборниках №№ 1 и 2 за 1965 год рассказано, как подготавливался первый конгресс Коминтерна. Созвали всех, кого удалось созвать. Обхаживали индивидуально каждого делегата от коммунистов и левых социалистов Европы. Действовали с помощью женщин. Подготавливали подставные фигуры, имеющие самое отдаленное отношение к революционной работе и рабочему движению. Специально искали людей с несамостоятельными характерами. Подбирали исполнителей без собственного мнения, зато с авантюристической жилкой. Роза Люксембург, по словам "товарища Томаса", не доверяла Ленину, боялась, что западноевропейские коммунисты попадут в плен Москвы, "Спартак" был против создания нового Интернационала. Но Ленин обошел их всех, играя, по своему обыкновению, без соблюдения каких бы то ни было ограничительных правил. Его испугал, было, слух о возможном приезде на учредительный конгресс нового интернационала Карла Каутского, и он начал бешено торопиться с брошюрой "Октябрьская революция и ренегат Каутский" с ее параллельным переводом на немецкий язык, — сунуть Каутскому на границе, чтобы прочитал, обиделся и уехал. Брошюрка-то, действительно, грубая и оскорбительная, хотя серьезной критики и не выдерживает. Но все-таки сняли для Каутского квартиру, достали "кур и мешок риса" /"тов. Томас"/ — и зря: не приехал.
Доклад о белом и красном терроре сделал Чичерин. Обсуждения не было. "Манифест" написал Троцкий — набело, по-немецки, приняли без обсуждения. Инспирировали несколько выкриков о создании Коминтерна.
Так положили начало организации, через которую потекли на Запад в распоряжение самых разрушительных сил деньги и заструилась Ложь, управляющая поведением сначала десятков, потом — сотен, сегодня — миллионов и миллионов людей. Нежно оплакиваемый нынешними западными социалистами Бухарин состоял в первом же бюро Коминтерна, все знал, везде присутствовал, входил во все ленинские провокации и комбинации. "Товарищ Томас" рассказывает, как отвели исполкому Коминтерна дом Мирбаха, как первые коминтерновцы не могли придумать, чем им заняться.
Начали выпускать журнал "Коммунистический интернационал". Теперь, в 1935 году, "тов. Томасу" "стыдно за оптимизм журнала". Зиновьев предсказывал: через год мировой революции еще не будет, "разве что в Америке и экзотических странах". "Товарищ Томас" возражал: будет вот-вот — в Германии. Делегаты разъехались — как в воду канули. Статьи поступали плохо. Ленин посылает "товарища Томаса" в Германию: "Возьмите как можно больше денег, присылайте отчеты, если можно, газету — а вообще, делайте, что покажет обстановка, только делайте!"... "Ганецкий в это время заведовал партийной кассой, не официальной, которой распоряжался ЦК партии, и не правительственной..., а секретной партийной кассой, которая была в личном распоряжении Ленина и которой он распоряжался единолично, по своему усмотрению, ни перед кем не отчитываясь. Ганецкий был человеком, которому Ленин передоверил технику хранения этой кассы..."
..."Товарищ Томас" получил "миллион рублей в валюте немецкой и шведской". В следующем кадре этого детектива мы видим его в колоссальной сокровищнице, в подвале московского Дома судебных установлений. "Товарищ Томас" рассказывает далее Б. Николаевскому: "Все эти драгоценности, отобранные ЧК у частных лиц, — по указанию Ленина, Дзержинский сдал их сюда на секретные нужды партии..." Так ручейком, потекшим в саквояжи "товарища Томаса", начиналась та Ниагара подкупов, провокаций, террора и лжи, которая сегодня грозит затопить последние острова свободы. "Товарищ Томас вспоминает: "...наложил полный чемодан камнями, золота не брал — громоздко..., и я продавал их потом в течение ряда лет". Никакой расписки за ценности не взяли, только за деньги. Видно грабили и ссыпали в сокровищницу без счета. Есть глухие слухи, что Дзержинский не хотел отдавать "фонды ЧК" в распоряжение других инстанций. Но опять же — не с Лениным было ему тягаться.
"Для сношений с Москвой я завел даже два аэроплана, — вспоминает "товарищ Томас".— Подкупленные полиции западных стран пачками штемпелевали коминтерновцам фальшивые паспорта..."