Добавлено: 2010-12-22

Время и мы. № 35 (1978)


0
Год выпуска: 1978.
Место издания: Тель-Авив.
Издатель: Время и мы.
Количество страниц: 115.
Публикация сохранена нами в текстовом pdf файле.

Ссылка на файл / Link zur Datei
Размер файла: 2.01 Мб

СОДЕРЖАНИЕ
ПРОЗА
  • Людмила ШТЕРН. "Двенадцать коллегий"
  • Владимир РЫБАКОВ. Враг
ПОЭЗИЯ
  • М. АЙЗЕНБЕРГ. На снегу, у кочующих стен
  • Е. Ф. САБУРОВ. Чувство города и дня
ДЕНЬ СЕГОДНЯШНИЙ
  • Соломон ЦИРЮЛЬНИКОВ. Государство Израиль вместо сионизма
ПУБЛИЦИСТИКА, ФИЛОСОФИЯ, КРИТИКА
  • Г. НИЛОВ. Из-под глыб — в небеса
  • Елена КЛЕПИКОВА. У погоста русской деревни
ИЗ ПРОШЛОГО И НАСТОЯЩЕГО
  • Михаил ДЕМИН. Таежный бродяга
ВЕРНИСАЖ "ВРЕМЯ И МЫ"
  • Клод ГАНДЕЛЬМАН. Зарисовки на полях
ФРАГМЕНТ ИЗ КРИТИЧЕСКОЙ СТАТЬИ Е. КЛЕПИКОВОЙ
Литературная карьера Федора Абрамова привлекательна именно своей заурядностью — едва ли не на всех эволюционных ступенях, вплоть до последних. Официальный и бездарный критик, Абрамов в 1949 году вместе с Александром Дементьевым возглавляет в Ленинграде борьбу с космополитами, которая для многих высокоодаренных филологов еврейского происхождения обернулась опалой, тюрьмой и насильственной смертью. К концу пятидесятых годов судьба обоих погромщиков круто меняется: Дементьев становится заместителем Твардовского по "Новому миру", его комиссаром и "недобрым духом" по определению сотрудников, Абрамов — писателем-деревенщиком, поначалу столь же заурядным и невзрачным, как прежде критиком (первый роман пекашинской хроники "Братья и сестры").
Ох, уж эти фантастные оборотни советских шарнирных судеб!
Александр Дементьев, приставленный к Твардовскому в качестве сексота и жандарма, постепенно подпадает скорее чем под влияние — под власть главного редактора "Нового мира" и осуществляет его злободневную программу уже с сердечным, а не формальным рвением: не за страх, а за совесть. Он продолжает покровительствовать своему коллеге и помощнику Федору Абрамову, и сюжетно-концептуальное обострение второго абрамовского романа "Две зимы и три лета" можно объяснить тем, что роман назначался именно для "Нового мира" с учетом его политической программы.
Ясно одно: потребности литературной, а также и общественной ситуации Абрамов с его тенденциозно-суженным и исполнительским кругозором уловил с помощью своего покровителя: через передовой советский журнал "Новый мир". Не стоит, конечно же, сбрасывать со счетов личные пристрастия бывшего деревенского паренька Феди Абрамова, напористого, смекалистого и корыстного; политическая и нравственная его совесть навряд ли пробудилась — хотя бы до раскаяния за недавние репрессальные деяния, но норму подлости, как и его покровитель, перевыполнил уже на закате сталинской эпохи и сейчас мог утомленно игнорировать призывы к очередным ее проявлениям — зато воспылал острым желанием рассказать правду о длительной агонии советской деревни, взорванной коллективизацией. Желанием также не очень оригинальным, ибо им уже была охвачена вся наша деревенская проза, начиная с В. Овечкина и включая В. Тендрякова, С. Залыгина, С. Антонова, а чуть позже — Б. Можаева и В. Шукшина. Абрамов оказался скорее в пассивной роли адепта, чем зачинателя — в привычной для себя роли. Зато в окрестной послесталинской литературе он уловил точно: деревенская проза зафиксировала роковые противоречия советской жизни, а оптимистические концовки и вставки — в угоду привычке, цензуре и власти — не меняли дела: деревня находилась в катастрофическом состоянии, понимали это и политики, и хозяйственники, и писатели.
Все номера этого, периодического, издания

Эта страница просмотрена 5045 раз(а).
Электронную публикацию подготовил(а): Давид Титиевский

В случае если Вы являетесь владельцем авторских прав на данную публикацию и не согласны с ее бесплатным размещением в Интернете, просьба сообщить об этом по адресу imwerden@gmail.com. Спасибо.